Совместимы ли учёба и инвалидность?

Совместимы ли учёба и инвалидность?

Юля Куконакова — моя соседка по подъезду. Она инвалид с детства. От других одиннадцатилетних девочек только этим и отличается. А в остальном — такой же ребёнок. Читает, рисует, шьет, а больше всего любит играть и общаться с другими детьми. Но до семи лет была этого лишена, поскольку в садик Юлю не взяли. Сейчас она учится в школе, где все такие же, наделённые общественным клеймом дети. Мол, куда им. Учиться девочке нравится, но скоро придется покинуть любимый класс.

Дело в том, что школа, которую в этом году заканчивает Юля и ее одноклассники, уникальна. Здесь ребята не только получают необходимые знания и общение. Медики строго следят за их здоровьем. А для детей главное — друзья, которых никогда не бывает слишком много. И именно школа позволяет им общаться и не чувствовать одиночества.
Здоровые мальчишки и девчонки при упоминании о выпускном улыбаются и строят планы. У Юли же это вызывает слёзы. Получается, отучились дети 4 года и идут в никуда, опять по домам. Домашняя тюрьма.

В таких небольших городках, как наш, дети-инвалиды могут зачастую получить только начальное образование. С окончанием четвертого класса перед родителями встает вопрос — что дальше? Специалисты городского комитета образования уверяют, что система обучения таких детей давно отлажена, их право на образование никто не нарушает.

В законе написано, что ребёнок-инвалид МОЖЕТ обучаться на дому. Но наши чиновники восприняли это как ОБЯЗАН. Говорят, обучение бесплатное, на бюджетной основе и по получении либо основного образования, либо среднего образования, выдаётся государственный документ об окончании данного учебного учреждения, где ребенок числится.

Иными словами — учитесь на здоровье. Но дома. В ответ на многочисленные письма родителей в комитете образования отвечают — организовать специализированные классы в обычных школах невозможно. А строительство новых учреждений в ближайшее время не предусмотрено. Дорого это. По санитарным нормам детям-инвалидам нужны широкие коридоры, пандусы, поручни, особая мебель и так далее. Видимо, чиновники считают, что РОДИТЕЛЯМ проще обеспечить все это в домашних условиях, чем городскому бюджету.

Однажды, идя по улице, я увидела двух женщин в инвалидных колясках на другой стороне дороги. Они тщетно пытались преодолеть бордюр. Заспешив им на помощь, я и ещё один парень принялись помогать. С нами поравнялась семейная пара с маленьким очаровательным ребёнком лет пяти. Девчушка остановилась и так удивлённо спросила у женщин: «А вы кто?» На что они шутливо ответили: «Марсиане мы!» Это было бы смешно, если б не было так грустно. Да, марсиане. Потому что их никто не видит и не замечает.

Вот за рубежом инвалиды живут полноценной жизнью, они ходят в магазин, ездят в общественном транспорте. Потому что о них заботится закон и окружающие, и не ущемляются их права на нормальную человеческую жизнь. А в нашем государстве не только средств не хватает и поэтому здания, улицы, магазины, транспорт — ничего не приспособлено. Но главное — не хватает человеческого тепла, вот и относятся многие к инвалидам как к марсианам, отводя глаза, проходят мимо чужой беды.

Нужно, прежде всего, изменить общественное мнение. Просто людям надо понять, что не все зависит от чиновников, живая человеческая помощь бывает гораздо важнее. Оглядитесь, быть может и на вашей лестничной площадке живёт девчушка, которая не может выходить на улицу по определённым причинам. Ведь ей можно помочь. Объединиться всем подъездом и сделать, допустим, пандусы на лестнице. Пойти в крупную фирму и попросить выделить для ребенка, заточенного в домашней тюрьме, скромненький компьютер. Все мы знаем, как расширяет круг общения Интернет, и пользоваться такой возможностью могли бы многие инвалиды, и учиться дистанционно, и работать. Ведь недаром пословица гласит «Один в поле не воин».